13.01.2017

Настоящий дневник проекта «Логистика – это движение!»

17 декабря 2016 года, состоялось официальное открытие обновленного Музея логистики в здании, построенном из морских контейнеров в рамках проекта «Логистика – это движение!» – победителя XII грантового конкурса «Меняющийся музей в меняющемся мире» Благотворительного фонда В. Потанина. На протяжении этого проекта, который длился больше года, руководитель этого проекта, Максим Максимов, ваш покорный слуга, должен был вести и публиковать дневник проекта. По ходу проекта я действительно делал для себя некоторые заметки, но решился составить из них связанный рассказ и опубликовать его только сейчас.

Начну издалека. Пятнадцать лет назад, за год до нашей свадьбы, мы с Олей поехали отдыхать в Крым. И в один из дней заблудились там, в горах Балаклавы. Местные жители нас предупреждали еще до похода, что в горах есть ложные тропы. Когда мы были высоко наверху, из-за гор показалась огромная туча, которая скрыла вершины. Пошел сильный ливень и смыл вообще все тропы, и ложные, и нужные. Гора представляла сплошной поток стекающей вниз жидкой глины.

Этот случай я вспомнил сейчас, потому что изначально проект для меня представлял собой гору, скрытую в тумане. Виднелись только ее общие очертания. Что будет наверху, я мог только вообразить, но не знал этого точно. У подножья горы начиналось сразу много троп. Хотя это были даже не тропы, а просто поверхность, по которой можно было идти вверх, в сторону или куда угодно. Большинство дорог, троп и тропинок оказались в итоге ложными, и мне часто приходилось возвращаться назад. Но действовать по-другому было невозможно. Никто никогда в мире не строил (или строил, но не построил) мобильный музей из контейнеров. Весь путь означал необходимость «принятия решений в условиях неопределенности». Кажется, так меня учили в университете.

Далее я вспоминаю марш-бросок, в котором впервые участвовал несколько лет назад. Их у меня было всего два. В первый раз мы за сутки без подготовки прошли дистанцию в 83 километра по пересеченной местности – по болотам и буреломам. Для меня это была хорошая проверка себя на прочность. Тогда я впервые в своей жизни испытал, что такое настоящая жажда. И был счастлив, когда наконец-то удалось выпить сырую воду прямо из болота. А еще, когда под конец маршрута, я не смог взобраться на пригорок из-за дикой боли в колене, я встал на четвереньки и начал ползти вверх. Из леса иначе выбраться было нельзя. Через два года после этого я пошел во второй марш-бросок. Но мое больное колено в этот раз не дало мне пройти даже половины дистанции.

Кода я начал строить музей в контейнерах, часто думал, хватит ли у меня сил и упорства, и, как сказал мой музейный коллега, «фарта», чтобы выполнить этот проект. Возможно не совсем в срок, но просто успешно его завершить. Завершить и продолжить. Потому что, в отличие от спортивного маршрута, марафон с музеем не заканчивается на его открытии. А, по сути, только начинается. И действительно посильную ли ношу я на себя взвалил?

Ну, а теперь все по порядку…

Начало

Музей логистики был основан пять лет назад, 17 декабря 2011 года. В день его открытия он представлял собой четыре полупустые витрины и много идей по развитию на будущее. И музей действительно развивался. За несколько лет экспозиция музея увеличилась в разы. За свою прежнюю историю музей пережил два переезда. Но это было все не то, не настоящий музей. С самого начала у меня была мечта, получить грант на дальнейшее его развитие. Чтобы у музея был свой дом. И эта мечта сбылась весной 2015 года.

С подачей на конкурс «Меняющийся музей в меняющемся мире» именно проекта создания мобильного музея в контейнерах мне помогли определиться кураторы Фонда Потанина, Юлия Мацкевич и Софья Пантюлина, когда я, на организованной фондом консультации, поделился с ними несколькими своими идеями. Времени на подготовку заявки оставалось очень мало, но я все-таки успел в срок. А когда через пару месяцев узнал о том, что победил в этом конкурсе, мысленно погрузился в туман, о котором писал выше.

Для реализации проекта предстояло решить четыре основных задачи: 1) найти сами контейнеры, из которых будет строиться музей, 2) найти подрядчика на их переоборудование и внутреннее техническое оснащение, 3) найти землю, на которой будет стоять музей, 4) спроектировать и создать новую экспозицию. Сюда еще стоит добавить пятый пункт, который выходит за рамки проекта, но является очень важным – это дальнейшая эксплуатация музея.

Все музейщики, с которыми я общался, говорили, что самая важная задача – это экспозиция. Я же считал иначе – если не будет здания, то будет просто некуда ставить экспонаты. Поэтому начал с проектирования конструкции музея и поиска/покупки контейнеров.

Первые контейнеры

В проект изначально было заложено всего три контейнера, площадью около 30 кв. метров каждый. Ограничение в три контейнера обуславливалось и размером гранта – чуть меньше 2 млн. рублей. При поиске продавцов подержанных контейнеров удалось выяснить, что заложенная в бюджет стоимость в 100 тыс. рублей за б/у контейнер была ошибочной. За такие деньги можно было купить только совсем старые, мятые и ржавые контейнеры, пригодные для использования разве что в качестве сарая на даче. Стоимость подходящего контейнера колебалась от 200 до 300 тыс. рублей, что увеличивало бюджет проекта почти на полмиллиона рублей. Пришлось искать спонсоров, которые могли бы подарить музею контейнеры.

В единственной контейнерной компании, где у меня были знакомые, мне ответили отказом. Помог случай, благодаря которому через общего знакомого, Игоря Русинова, в июне 2015 года я познакомился с Жолтом Катоне, региональным директором по продажам компании Maersk – крупнейшего оператора контейнеров в мире. Жолт выслушал меня и сказал, что попробует помочь. Вопрос о возможной поддержке музея рассматривался больше месяца в штаб-квартире Maersk в Копенгагене, и потом еще почти 8 месяцев, до февраля 2016 года, мы согласовывали договор. В итоге музей получил три контейнера, по стоимости их доставки по Санкт-Петербургу.

На момент официального старта проекта, 1 октября 2015 года, у меня еще не было ничего, о чем можно было бы похвастаться общественности. Поэтому к дате официального старта мы презентовали знак проекта «Логистика – это движение!» – улитку с домиком-контейнером. Она сопровождала проект всю оставшуюся дорогу.

Проектирование здания, первый подход

Суммарная площадь трех контейнеров в 86 кв. метров превышала старое помещение музея, но для дальнейшего его существования была явно недостаточной. Тогда я придумал поставить три контейнера на некотором расстоянии друг от друга и сделать откидные продольные стенки, которые образовывали бы пол и потолок будущего музея. А в образовавшихся проемах поставить дополнительные стенки. На словах эта идея, возможно, звучит достаточно просто. Но прежде чем искать подрядчиков пришлось много подумать над деталями.


Большое спасибо Александру Артемову за помощь в подготовке визуализации (их было много, это только один из первых набросков)

Встретившись с парой инженерных компаний, мы совместно пришли к выводу, что музей предлагаемой конструкции создать практически нереально. Очень сложно обеспечить гидроизоляцию такого музея. Над музеем необходимо сооружать отдельную крышу (стоимость которой оценивалась примерно в 600 тыс. рублей). Откидные конструкции оказывались очень тяжелыми и громоздкими. С технической точки зрения, если проект и был бы реализуемым, то он выходил «золотым».

Мы пришли к выводу, что если делать музей самой банальной (практически квадратной) формы, то для его строительства потребуется не три, а минимум пять контейнеров, которых у меня не было. Пришлось опять искать спонсоров.

Еще контейнеры

Я решил пойти по проторенной дорожке и попросить еще два контейнера у Maersk’а. Но, к сожалению, дополнительных контейнеров там мне уже предоставить не смогли. Помог еще один случай, вернее один хороший человек, Ольга Ансберг, которая в конце января 2016 года познакомила меня с директором MSC Russia, Антоном Назаровым. Компания MSC – второй по величине контейнерный оператор в мире. К сожалению, встретиться с Антоном лично нам так и не удалось, т.к. я заболел и лег в больницу, но в телефонном разговоре Антон пообещал передать для музея два контейнера MSC. Пресс-релиз о сотрудничестве MSC и Музея логистики на этот раз согласовывался несколько месяцев в штаб-квартире MSC в Женеве. Но на результат это уже не влияло – необходимое количество контейнеров для строительства было набрано. Первый пункт из списка дел можно было условно вычеркнуть.

Поиск подрядчиков на переоборудование контейнеров

Поскольку архитектурная концепция была уже выбрана, параллельно с поиском контейнеров я занимался поиском подрядчиков на их переоборудование. Оказалось, что много компаний строят дома из блок-контейнеров (не грузовых), но мало компаний занимаются переоборудованием грузовых контейнеров под различные нужды. Я составил краткое техническое задание и отправил его нескольким компаниям. Стоимость переоборудования контейнеров в полученных коммерческих предложениях колебалась от 800 000 до 6 750 000 рублей – это с учетом того, что контейнеры предоставляются заказчиком, и естественно без затрат на разработку экспозиции. Надежду я возлагал на пару компаний с минимальными ценовыми предложениями.

Я уже планировал подписать контракт с одной из этих компаний, когда в середине февраля нашел у себя на столе затерявшуюся визитку еще одной компании (назовем эту компанию «Ф»), с которой познакомился до этого на выставке. После отправки им письма, мне перезвонил заместитель директора этой компании и сказал, что их компания очень заинтересована в работе с Музеем логистики и готова выполнить работы по переоборудованию контейнеров бесплатно (в обмен на рекламу) и даже подарить некоторые остатки материалов, которые есть у них на складе. Я не мог поверить своему счастью, и, конечно, помчался на встречу с руководством компании «Ф»…

Краткое отступление про музейный дизайн

Незадолго до этого Музей логистики посетили в частном порядке два эксперта из Фонда Потанина. Они послушали про текущий ход проекта, про мои мысли по поводу оформления экспозиции и посоветовали мне найти музейного дизайнера.


Максим Максимов, Юлия Мацкевич, Леонид Копылов в старом помещении Музея логистики, 8 февраля 2016 года

Взаимодействие с компанией «Ф»

На встрече с генеральным директором компании «Ф» последний подтвердил еще раз о намеренье выполнить работу на безвозмездной основе, поделиться остатками отделочных материалов. Я пожаловался, что бюджет у меня небольшой – не больше полутора миллионов рублей. Он сказал, что в этот бюджет «навряд ли уложимся», но он постарается привлечь своих партнеров для помощи проекту. Также в компании «Ф» мне порекомендовали своего «хорошего дизайнера», с которым им было бы комфортно работать.

Надо сказать, что диалог с этим дизайнером (зовут его Андрей) у меня не слишком складывался. Было такое ощущение, что мы живем с ним на разных планетах. Вроде бы и слова то он русские произносит, но я вообще не понимал, что он говорит. Я ему про Фому, он мне про Ерему. Я для него подготовил ТЗ на дизайн. Две недели (я не шучу) он думал, сколько с меня денег за дизайн взять. Сказал, что обязательно надо каждый экспонат в 3D отрисовать. Я предполагал, что сумма за его услуги будет порядка полумиллиона рублей, но через две недели он назвал сумму в 15 тыс. рублей. Начали с ним работать. На второй встрече сумма увеличилась до 20 тыс. рублей. Ну, да, ладно…

Работа длилась при заявленных трех неделях больше месяца – с конца февраля до середины апреля. На мои просьбы показать промежуточные результаты Андрей сказал, что покажет только почти готовый вариант. Каждый день наше общение сводилось в основном к тому, что его услуги стоят совсем других денег, а он мне делает большоооое одолжение. Хотя я с ним даже не торговался – просто согласился на его условия.

В итоге получившийся вариант меня совсем не удовлетворил. Но я готов был закрыть на все это глаза, потому что рассчитывал на бесплатное участие его коллег по цеху. Скандалить мне ни с кем не хотелось.


«Дизайнер Андрей»: Проект внешнего оформления Музея логистики (раскраска в виде желтой карты)


«Дизайнер Андрей»: Проект внутреннего оформления Музея логистики

Результат работы был презентован компании «Ф», они сделали несколько своих чисто технических замечаний, и сказали, что готовы работать. Пообещали все посчитать и прислать мне смету. В конце апреля я получил от компании «Ф» коммерческое предложение на сумму 14 791 361 рубль. Компания «Ф» решила, что для того, чтобы было «проще понимать и считать» вместо бесплатных работ и платных материалов они предоставят скидку в размере 20% на все, и стоимость переоборудования контейнеров составит всего 11,8 млн. рублей. На этом наше взаимодействие с ними закончилось.

Должен сказать, что я совсем не держу зла или обиды на компанию «Ф». Действительно в оформлении музея предполагалось использовать, очевидно, дорогие материалы. Кроме того в проекте вероятно учитывались условия по перевозки контейнеров по морю или какие-то другие дополнительные условия, т.к. эта компания выполнила много проектов подобного плана именно по эксплуатации переделанных контейнеров в жестких условиях. Уверен, что работу свою они выполняют качественно. И общались со мной они очень доброжелательно. Просто мы не подошли друг другу. Вот и все.

Переключаемся на землю

Параллельно с поиском контейнеров и решением вопросов с их переоборудованием я занимался поиском земли. Хотелось, конечно, получить ее либо бесплатно, либо на условиях льготной аренды. У меня не было никогда опыта аренды земли – пришлось долго изучать этот вопрос.

Первый путь лежал через аренду земли у города. Если не вдаваться в детали, землю можно получить только на основании торгов, которые, насколько я понял, проводятся два раза в год. Чтобы принять участие в торгах надо определиться с подходящим участком (как???) и собрать кучу всяких бумаг – кадастровые планы и пр. На форумах пишут, что самому собрать все эти бумаги практически нереально. Есть специальные юридические компании, которые помогают это сделать за скромную сумму – от 200 тыс. рублей. Это без суммы, которую придется заплатить на торгах и безо всяких гарантий, естественно, что вы эти торги выиграете.

С просьбой помочь с земельным участком для музея я обращался в муниципалитет, в районную администрацию, в комитет по культуре Санкт-Петербурга, к депутатам Законодательного собрания, в партию «Единая Россия». Но, к сожалению, кроме стопки бумаг, которую я получил по почте, ни к каким результатам это не привело.

Второй путь лежал через бизнес. Я звонил и писал письма напрямую и через своих знакомых, которые знали «нужных людей», в различные организации – просил место в аренду на парковках гипермаркетов, в бизнес-парках, в различных культурных пространствах и т.д. Но, к сожалению, все безрезультатно. Были предложения по относительно недорогой земле в аренду где-то за КАД’ом в чистом поле, без дорог и коммуникаций. Но такая земля для музея явно не подошла бы.

Подведу предварительный итог, который у меня был к началу мая. У меня не было самих контейнеров (но, правда, были по ним договоренности), у меня не было проекта здания (если не считать планировку, которую я начертил самостоятельно), у меня не было подрядчиков на выполнение работ, у меня не было дизайна (и дизайнера), который был мне нужен, у меня не было земли. До окончания заявленного срока проекта оставалось пять месяцев.


Один из ранних эскизов планировки Музея логистики, который я начертил, лежа в больнице

Краткое отступление про музейных дизайнеров

После посещения музея представителями Фонда Потанина я продолжал искать музейных дизайнеров. Оказалось, что их тоже в природе существует не так много. Я собирал советы и рекомендации со всех, кого знал в музейном сообществе. Общался с дизайнерами не только в Санкт-Петербурге, но и в других городах. Интересно, конечно, рассказать про каждого, но попробую обобщенно (только, чур, чтобы никто не обижался)… Музейные дизайнеры – люди творческие, люди занятые, люди необязательные и у каждого из них есть своя «фишка» или свой «пунктик». Кто-то, например, зациклен на освещении – очень важно, какие лампочки и какого именно производителя будут освещать экспонаты; кто-то – на представлении результата – как будет выглядеть тот альбом с картинками, который получится на выходе; и т.д.

Музейный ангел

Так в моей жизни появился музейный ангел – Никита Сазонов. Назвать его просто музейным дизайнером, музейным проектировщиком или музейным психологом было бы неправильно. Именно музейный ангел! Мне его посоветовали сразу несколько человек. До этого с Никитой мы были едва знакомы, когда мельком виделись на «Интермузее» весной 2015 года. А когда мы с Никитой встретились уже в Музее логистики, чтобы обсуждать возможное сотрудничество, мне показалось, что у нас с ним телепатия, настолько он говорил правильные вещи, которые тоже сидели в моей голове. Как говорится, поняли друг друга с полуслова.


Никита Сазонов и Максим Максимов за проектом концепции Музея логистики

Работа Никиты не ограничивалась только дизайном. Он еще пытался помочь и в других задачах по проекту, например, с поиском земли.

Архитектурный проект

Мы с Никитой разработали общую концепцию внутреннего пространства музея. После чего в проектную команду Никита подтянул архитектора Павла Попова. Не скажу, что все шло, как по маслу, но что-то вырисовывалось. Было много эскизов, споров и согласований. Никита предложил сделать башню и площадку на втором этаже.


Один из первых эскизов нового здания Музея логистики

Павел, кроме создания архитектурного проекта, вывел меня на людей, с которыми мы обсудили возможность аренды площадки под музей в Парке Авиаторов. В итоге с ними мы не договорились, но дышать стало уже легче – это был хоть какой-то запасной вариант по земле.


Эта наша с Олей тень на потенциальной площадке для Музея логистики в Парке Авиаторов

Другую землю в аренду удалось найти опять-таки благодаря Никите – через его знакомых. Но это отдельная история.


Максим Максимов и Павел Попов на одной из возможных площадок для размещения Музея логистики


Итоговый проект нового здания Музея логистики

Переоборудование контейнеров

Архитектурный проект, который в итоге получился, имел ряд достоинств и ряд недостатков. Музей получался функциональным и красивым. Но дорогим и не таким мобильным, как предполагалось изначально. Я выбрал одного подрядчика – компанию «Терминал», с которой начали многократные просчеты проекта. У нас было оооочень много итераций. Поражаюсь терпению или вере сотрудников «Терминала», которые вложили в проект столько души и усилий еще до заключения договора, безо всяких гарантий, что мы его вообще подпишем. Забегая вперед скажу, что они потом вложили в проект еще больше души и усилий, после заключения договора, когда работа пошла.


Яна Яброва, менеджер проекта компании «Терминал», в своем офисе за проектом Музея логистики

Проект пришлось разделить на две очереди – строить только половину музея. С компанией «Терминал» долго вели переговоры по цене, они пошли нам на встречу. На свой страх и риск пришлось запустить проект в производство, несмотря на то, что по земле договоренностей еще не было. Могла получиться такая ситуация, что переделанные контейнеры будет некуда поставить или будущая площадка будет несовместима с конфигурацией музея (вход ни с той стороны и пр.).


Переоборудование контейнеров на производственной площадке компании «Терминал»

Для экономии бюджета мы с Никитой решили сначала музей не утеплять. Потом уже в процессе работы решили утеплить только полы (чтобы в будущем с ними не возиться). Но потом наткнулись на некоторые технические ограничения этого подхода. Пришлось утеплять все полностью. Я очень рад, что в итоге принял именно такое решение. Но, если бы мы знали все это заранее, можно было несколько переделать сам проект, и сэкономить на стройке и деньги, и время.

Когда контейнеры были готовы, оказалось, что их некуда ставить – переговоры по земле на тот момент были еще не закончены.

Земля

Старый промышленный район бывшего кожевенного завода, расположенный на берегу Финского залива, подкупал лишь одним – абсолютно потрясающим логистическим видом с набережной. Напротив будущей площадки музея открывался вид на мосты Западного Скоростного Диаметра и причалы Морского порта Санкт-Петербург. У этого места была еще и перспектива развития. Со временем квартал планировали переделать в культурный центр, по образу многих лофтов в нашем городе. В конце 2017 года недалеко оттуда должны открыть новую станцию метро «Горный институт».

Переговоры по аренде земли шли с середины июня по октябрь 2016 года. Мы натыкались то на коммерческие, то на технические препятствия. Первоначальная площадка нам не подошла. Оказалось, что под ней проходит какой-то магистральный силовой кабель и ставить там ничего нельзя. На другой потенциальной площадке находились другие арендаторы, которые совсем не хотели никуда уезжать. Не буду вдаваться в детали всего этого многомесячного процесса, скажу только, что все закончилось хорошо, мы подписали договор аренды, дождались, пока предыдущие арендаторы переедут на другое место по соседству, и начали стройку.

Монтаж здания музея

Предыдущие арендаторы могли освободить площадку только к 10 октября. Поэтому в середине сентября было очевидно, что завершить проект к плановой дате его окончания – 1 октября – нереально. С одной стороны я расстраивался по этому поводу. Но с другой стороны понимал, что вряд ли могло получиться по-другому. Было и так уже очень хорошо, что мы вообще получили эту землю.

Подготовительные работы на площадке мы начали еще до выезда предыдущих арендаторов. По этому поводу пришлось даже с ними немного поконфликтовать, т.к. мы своими действиями мешали их основной работе. Когда площадку нам окончательно освободили, мы сделали финальные замеры и поняли, что перепад высот на площадке составляет около 30 см. Нужно было заливать высокий фундамент, который изначально в таком объеме заливать не планировалось. Кроме того, фундаменту надо было отстояться еще несколько дней без нагрузки.

1 октября, в день заявленного ранее окончания срока проекта, я решил как-то обозначить этот рубеж. Фонду Потанина было удобно, чтобы открытие музея мы провели на выходных 15-16 октября. Но это была нереальная задача – собрать музей за пять дней. Поэтому я дал себе еще четыре недели и сообщил всем дату открытия обновленного Музея логистики – 29 октября.


На площадку Музея логистики приехал первый переоборудованный контейнер

Могло, наверное, быть еще хуже, но с начала октября на проект стали обрушиваться мелкие неудачи. Сила мелочей в их количестве. Сначала заболел бригадир, и его бригада не смогла выйти на работу во время для изготовления фундамента. Когда резали асфальт под фундамент – сломался бензорез – на замене потеряли драгоценный день. Потом, когда на площадку привезли контейнеры, у крана-манипулятора потекла гидравлика. Пришлось вызывать еще один кран и терять еще один день. Затем пошли проливные дожди, во время которых проводить электросварку на крыше атриума было нельзя. И так далее… В довершении всего за неделю до 29 октября я слег дома с гриппом и проболел две недели. Объявленный ранее срок пришлось опять переносить.

К началу ноября здание было построено, но еще оставались недоделанными работы по внутренней отделке. С 3 по 7 ноября я перевозил в новое здание музея экспонаты из старого помещения музея в Академии Макарова. Но до открытия было еще далеко.

Партнеры проекта

В сентябре мне удалось найти еще одного партнера проекта – компанию Golder Electronics, которая производит технику под брендом Vitek. Они подарили музею 15 тепловентиляторов. Но в музее еще не было электричества. Мне также удалось договориться с компанией «ДКС» о поддержке проекта. Они готовы были подарить какой-то объем своей продукции, но этот вопрос очень долго согласовывался. Так как сначала надо было разработать проект по электрике, затем согласовать его по комплектующим, потом утвердить бюджет у руководства компании, затем обеспечить логистику, а потом еще и монтаж. Все это удалось сделать только в начале декабря, буквально за две недели до официальной церемонии открытия, о которой я объявил уже всем партнерам и друзьям.

Кстати, я совсем не рассказал еще про поиск партнеров. Так может показаться, что они возникали сами по себе и именно те, которые нужны. Это не так. Ввиду того, что бюджет проекта до самого конца был непонятен, практически по каждому пункту плана я пытался привлечь партнеров. Про контейнеры, Maersk и MSC, я написал выше. Про Vitek и ДКС тоже. Без участия в проекте этих компаний маловероятно, что проект завершился бы вообще. Я считаю, что это чудо какое-то, что я нашел этих партнеров. Потому что я писал десятки и сотни писем в другие компании, пытался договориться с ними по телефону, но все безрезультатно. Всех перечислять конечно не буду.

Экспозиция

Экспозиция – пожалуй, самый главный для музейщиков пункт. Но у меня он стоял на последнем месте. Вернее висел все это время надомной дамокловым мечем, так как я знал, что на экспозицию потребуются деньги, но не знал сколько.

Мы с Никитой придумали классную концепцию – движение посетителя внутри музея, как движение груза от производителя к потребителю. Посетитель при входе должен получать «грузовой билет» и с ним путешествовать по музею, изучая перемещение одного из десяти выбранных товаров – где товар был произведен, какими видами транспорта и куда он перемещался, в каких портах перегружался… Для каждого раздела экспозиции мы придумали столько интересных интерактивных штук, что даже, если бы я продал свой автомобиль, мне бы не хватило средств на реализацию всего задуманного. Поэтому музей получился значительно скромнее, но теперь я знаю, в какую сторону надо двигаться и, что делать дальше.


Эскизы Никиты Сазонова для раздела экспозиции Музея логистики, посвященной порту

Кстати, да, в течение проекта было у меня пара-тройка кризисных моментов, когда я заходил на auto.ru и был уже готов разместить объявление о продаже своего автомобиля, чтобы достроить музей. Но что-то меня останавливало, в итоге отсрочил пока этот печальный момент, заняв денег в долг.

Но как бы то ни было, в музее появились новые экспонаты. Большую часть из них пришлось делать своими руками, какие-то заказывать в мастерских, очень интересные штуки (настоящие грузозахватные механизмы, цепи, стропы и пр.) подарил музею Морской порт Санкт-Петербург. Компания «Медведь» установила в музее два своих стеллажа. Про каждый экспонат можно написать свою интересную историю.


Погрузка будущих экспонатов Музея логистики в Морском порту Санкт-Петербург

Для того, чтобы музей из стройплощадки превратился в помещение, в котором можно принимать посетителей, пришлось проделать еще огромную работу по его уборке, покраске, расстановке и развешиванию экспонатов. За что я очень благодарен своим друзьям, которые помогали мне в этом деле.

И еще я, конечно, очень благодарен своей семье, своей жене Оле и дочерям Карине и Вере, за их терпение и за их поддержку на протяжении всего проекта! Особенно в последние несколько недель они меня совсем не видели. Я вставал рано утром, ехал в музей, оттуда ехал на свою основную работу, вечером с работы опять в музей, возвращался домой к полуночи и садился за компьютер часов до двух ночи. Пора отдохнуть… 😉

Открытие обновленного музея

Финальную точку в этом проекте (если не говорить про дальнейшую пожизненную эксплуатацию музея) поставила официальная церемония открытия, которая состоялась 17 декабря 2016 года. На ней присутствовало порядка 40 гостей – журналистов, партнеров и друзей музея. Прошло, на мой взгляд, все очень мило. Атмосфера была приятная, почти домашняя. Сказали друг другу теплые слова, познакомились и пообщались, перерезали ленточку, разыграли призы, запустили в небо фейерверк. Статьи в газетах и журналах, выпуски телепередач, записи в блогах, посвященные музею и прошедшему мероприятию, будут публиковаться в СМИ до и после Нового года.


Перерезаем ленточку на открытии Музея логистики

Еще со школьных времен мне очень плохо давались сочинения. Особенно длинные. Можно было рассказать про все еще подробнее, все-таки больше года этим проектом занимался, но не хочу утомлять вас деталями. При желании расскажу все подробнее при личном общении. Со мной очень просто связаться по контактной информации на сайте Музея логистики.

эх0

Было бы прекрасно иметь такой музей у нас в Нижнем Новгороде!