05.12.2016

Нобелевская премия за теорию контрактов

Tomas Sjostrom, member of the Committee for the Prize in Economic Sciences in Memory of Alfred Nobel, Goran K. Hansson, Secretary General of the Royal Swedish Academy of Sciences and Per Stromberg, Chairman of of the Committee for the Prize in Economic Sciences in Memory of Alfred Nobel, during a news conference presenting the laureates for the Sveriges Riksbank Prize in Economic Sciences in Memory of Alfred Nobel 2016: Oliver Hart and Bengt Holmstrom, in Stockholm, Sweden, October 10, 2016. TT News Agency/Stina Stjernkvist/ via REUTERS ATTENTION EDITORS - THIS IMAGE WAS PROVIDED BY A THIRD PARTY. FOR EDITORIAL USE ONLY. SWEDEN OUT. NO COMMERCIAL OR EDITORIAL SALES IN SWEDEN. - RTSRKT2

Нобелевскую премию по экономике присудили Оливеру Харту и Бенгту Хольмстрему «за их вклад в теорию контрактов”

Премия по экономике этого года продолжает традицию последних лет вознаграждать исследования, близкие к «реальному миру» — к тому, с чем люди сталкиваются регулярно на практике.
Харт и Хольмстрем разработали новые теоретические инструменты для понимания контрактов, которые встречаются в реальной жизни. Их анализ оптимальных контрактных договоренностей заложил интеллектуальные основы для разработки политик и институтов во многих сферах, включая законодательство о банкротстве и политические конституции, отмечается в заявлении комитета.
Модели Харта и Хольмстрема применимы к изучению многих отношений в реальной экономике: учитель — студент, работодатель — работник, регулятор — банкир и т.д.

Классическая модель контракта описывается так: между принципалом и агентом есть договоренность, по которой агент выполняет определенные действия в интересах принципала. Проблема в том, что принципал не может напрямую наблюдать за действиями агента и это создает «моральный риск» (moral hazard): у агента возникает стимул к недобросовестному (оппортунистическому) поведению в собственных интересах.
Типичный пример: собственник фирмы делегирует менеджеру полномочия по управлению бизнесом. Менеджмент зачастую принимает решения, выгодные с точки зрения прибыли и личного вознаграждения, но рискованные с точки зрения долгосрочной стабильности бизнеса. Именно это называлось одной из причин глобального финансового кризиса 2008–2009 годов.

В 1979 году Бенгт Хольмстрем вывел и формализовал «принцип информативности», который подразумевает, что оплата труда агента должна зависеть от переменных (сигналов), которые обеспечивают информацию о его действиях, отделяя случайные факторы («шум»), не связанные с действиями агента. Если ставить вознаграждение агента в зависимость от абсолютного параметра (например, объем выпуска, продажи или капитализация фирмы), то «плохой» агент может выигрывать просто от хорошего состояния экономики или рынка, а «хороший» — проигрывать от плохой ситуации в экономике. Разумеется, эта схема не является эффективной. В примере с вознаграждением менеджера принцип Хольмстрема означает, что недостаточно привязать зарплату к стоимости акций только его компании: котировки во многом зависят от факторов, находящихся за пределами контроля менеджмента. Более правильное решение — учитывать стоимость акций и других компаний, например из той же отрасли. Цена акций относительно стоимости сопоставимых фирм — более информативная переменная.
Кроме того, ученый разработал теорию динамических стимулов. В отличие от классической теории контрактов в ней предусмотрена ситуация, когда для работника нельзя создать стимулы, но он все равно работает много, чтобы создать хорошую репутацию, произвести впечатление на рынок и сменить работу при исчерпании возможностей на своем нынешнем месте. Но может быть и обратная ситуация: многие работники сознательно не раскрывают полностью свои способности и компетенции, чтобы не давать руководителям основания эксплуатировать эти компетенции все больше и больше.

Исследования другого лауреата, Оливера Харта, в 1980-х годах позволили совершить прорыв в понимании так называемых неполных контрактов.
В реальном мире невозможно заранее составить исчерпывающий, совершенный контракт. Поэтому в условиях, когда не все переменные или потенциальные состояния мира можно оговорить в контракте, нужно определить третью сторону, которой будет дано решать, что делать, когда стороны контракта не могут договориться. Теоретические изыскания Харта и его коллег могут быть применены при анализе сложных финансовых контрактов и приватизации активов. Роль в этой ситуации играет тот, кто именно может принимать решения — обладает формальными правами, а также реальными возможностями (информацией, необходимой для принятия разумного решения).